Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX в.

(c)ПСТГУ,ПСТБИ (c) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page NIKA_ROOT INDEX Публикация Верненская Т. Алма-атинские подвижники благочестия// ЖМП. 2001. N 5. Дела o10.29 => o10.29 Фотографии
1 Фотоальбом Фотоальбом o10-64.jpg
Дела o10.64
    [версия для печати] [pdf]
    Лиорко Дмитрий Михайлович 
    Место рождения Псковская губ., г.Торопец 
    Сын нотариуса, потомственного дворянина, рано умершего. Мать Дмитрия Лиорко
    осталась с четырьмя детьми на руках без всяких средств к жизни. Дмитрий и его брат
    Николай учились в "сиротском гатчинском училище".
    После окончания училища Дмитрий Лиорко выбрал путь военной службы.
    Молодой офицер выделялся необычайным нравственным складом: правдивостью
    в словах и поступках, серьезностью. Вскоре он был назначен адъютантом
    Фотографии ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ[1]
      Места проживания
        Витебск 
        Служил адъютантом Ленкоранско-Нашебургского полка. В 1898г. женился на Наталии Аркадьевне, дочери разорившегося витебского помещика Аркадия Павловича Раздеришина и Александры Андреевны, имевших имение в с.Лужино. 29 октября 1899г. у молодых супругов родилась дочь Калерия (Валерия, или Ляля, как ее звали в семье). Дмитрий Михвайлович был счастлив в своей семье. Это был, простой, правдивый, углубленный в себя, глубоко духовный православный человек. Достаточно было войти ему в любое общество со своим приветливым, но в то же время необычным выражением, как люди, не отдавая себе отчета, невольно подбирались: умолкали недобрые сплетни, тщеславное остроумие. Иное настроение проникало незримо вместе с Дмитрием Михайловичем и веяло над людьми. Он облагораживал все, к чему прикасался, и возбуждал, если не всегда любовь, то неизменно, без всяких исключений, уважение. Был он внимателен и даже оживлен на людях, но в себе — молчалив. У окружающих его людей было ощущение, что ему предназначено Богом духовное служение. Он готов был жертвовать своим благополучием для других, даже незнакомых ему людей. Из воспоминаний его дочери Валерии Дмитриевны: "В первые годы после революции 1905г. пришла, плача, какая-то женщина из соседних железнодорожных мастерских и просила повидать отца. После недолгого разговора на кухне вышел своим тяжелым крупным шагом отец и быстро стал куда-то собираться. Наталия Аркадьевна встревожилась, просила его обождать, одуматься, но он резким движением отвел ее руку, сунул в карман револьвер и ушел из дома. Оказалось, он ушел хлопотать о незнакомом человеке, которому угрожало страшное наказание. Кто был этот человек, каково было его преступление, что, кроме простого сострадания, побудило отца вмешаться в судьбу, повидимому, простого рабочего, это неизвестно. После этого у отца были какие-то крупные неприятности по службе. После того случая отец перестал заряжать револьвер. Может быть, он в гневе выхватил револьвер в комнате какого-нибудь начальника? Зарок этот он выдержал до конца, и однажды это спасло ему жизнь. Однажды, когда он поздним осенним вечером возвращался домой, его грубо остановили в темноте неизвестные люди: "Давай оружие!" Отец без сопротивления отдал револьвер. Один из нападавших схватил его и, направив на Дмитрия Михайловича, нажал курок. Выстрела не последовало. Еще нажал, еще... "Не заряжен!" — вскричал нападавший испуганно. "Я его не заряжаю никогда", — сказал Дмитрий Михайлович. "Почему?" — "Чтобы не убить вгорячах человека". Напавшие бросили револьвер к ногам Дмитрия Михайловича в грязь и скрылись".
        В семье Дмитрия Михайловича и Наталии Аркадьевны твердо соблюдался православный уклад жизни. В спальне была большая семейная икона с горевшей перед ней всегда лампадой, читались утренние и вечерние молитвы, посещали церковное богослужение, читали Св.Евангелие. Богослужебный круг в течение года наполнял жизнь семьи истинным смыслом. Однажды Дмитрий Михайлович ездил с маленькой дочерью на Светлое озеро в Ветлужских лесах, местах древних староверческих скитов. В 1914г. Дмитрий Михайлович отправился на фронт в действующую армию, а Наталия Аркадьевна с дочерью — в Москву к родственникам. Зимой 1916/1917г. он приезжал на побывку к семье. В 1918г. он вернулся с фронта
        Москва, ул.Остоженка 
        Год начала 1918 
        Год окончания 1918 
        Вернувшись с фронта, Дмитрий Михайлович, чтобы прокормить семью, занимался продажей газет на улице. Жили они на пансионе у адвоката Высотского
        Москва, Пречистенка, 25–21 
        Год начала 1918 
        Год окончания 1918 
        Месяц окончания 8 
        Позже переехали на Пречистенку. В марте 1918г. Дмитрий Михайлович устроился на работу в Центральное Статистическое управление, а по вечерам помогал жене, которая тогда очень болела, по хозяйству
      Аресты
        Москва 
        Год ареста 1918 
        Летом 1918г., при наступлении Белой Армии, был объявлен в Москве приказ явиться
        всем офицерам Царской Армии для регистрации по месту жительства.
        Некоторые офицеры уклонились от явки и избежали на тот момент ареста.
        Дмитрий Михайлович не колебался. Не зная за собой никаких преступлений, он
        пошел в свою районную милицию. Дочь перекрестила его на прощание. Жена и дочь
        в течение нескольких дней напрасно ждали его возвращения
      Места заключения
        Москва, Таганская тюрьма 
        Год начала 1918 
        Год окончания 1918 
        Узнав, что Дмитрий Михайлович в тюрьме, жена и дочь добились приема
        у следователя (Медведева) на Лубянке. Наталия Аркадьевна сказала, что Дмитрия
        Михайловича знали и уважали рабочие в Рославле, что своим заступничеством он
        спас от преследований одного революционно настроенного рабочего (Залипаева), о
        чем тот сам с благодарностью написал из Рославля семье Дмитрия Михайловича.
        Следователь сказал: "Я вам верю, но этого мало. Надо подтвердить эти показания.
        Пока — вот вам пропуск на свидание".

        На свидании Наталия Аркадьевна плакала, а Дмитрий Михайлович, утешая ее,
        говорил, что этот арест касается не его лично, а всех, а со всеми не могут
        расправиться жестоко, что у него вдумчивый следователь... На прощанье
        попросил достать ему Библию. Дочь достала Библию и принесла со следующей
        передачей. Из воспоминаний дочери: "В одной из записок, которые разрешалось
        посылать при получении передачи, отец писал о Книге Иова с радостью и
        надеждой. Он предавал себя, как древний Иов, в руки Божии во все простоте своей
        искренней веры и чистой души".

        В августе 1918г., в день, когда произошло покушение на Ленина, правительство
        объявило "красный террор", отменили передачу, но женщины, в том числе дочь
        Михаила Дмитриевича, Валерия, не расходились в течение многих часов. И случилось
        невероятное: дверь во внутренний двор тюрьмы перед очередным проходящим
        открылась, и она увидела за ней, совсем близко, измученное лицо отца.
        "Папа!" — раздался над толпой ее высокий звонкий голос. Толпа притихла и
        расступилась. Она бросилась вперед. Дмитрий Михайлович услыхал ее голос,
        разглядел ее в толпе, его лицо просияло, он поднял руку и издали перекрестил
        ее широким крестом. Дверь захлопнулась.
        Утром Валерия пошла к следователю. Он сказал: "Если хотите спасти отца,
        немедленно поезжайте в Рославль и достаньте ту бумагу от рабочих. Немедленно!"

        Она прямо от следователя побежала на вокзал. Когда она через день
        вернулась из Рославля с бумагой, ей сказали: "Следователь Вас принять не может
        и передает, что Вы опоздали: приговор приведен в исполнение".

        Дочь услышала за своей спиной падение человеческого тела: это свалилась без
        сознания ее мать на камни мостовой
    Кончина
      1918 
      Месяц 8 
      расстрел 
      Место Москва 
    Публикации ->
      1 ->
      Пришвина Валерия. Невидимый град: Библиотека мемуаров. М.:Молодая гвардия, 2003. С.19–24,28,30–31,37–42,55,57,65,74–80.