Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX в.

(c)ПСТГУ,ПСТБИ (c) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page NIKA_ROOT INDEX Публикация Я плакал о всяком печальном. Жизнеописание протоиерея Валентина Амфитеатрова/ Сост. Г.Александрова. М., 2005. Дела okn.252 => okn.252 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
1
Места заключения
    Места заключения
    Москва, Лубянская тюрьма 
    Год начала 1930 
    Год окончания 1930 
    День окончания 22 
    Месяц окончания 12 
    В Лубянской тюрьме Ольга Алексеевна и Андрей Андреевич провели полтора месяца,
    после чего, 22 декабря 1930г., были освобождены.
    Из воспоминаний дочери Нины:
         
    "Моя старшая сестра Валентина носила в тюрьму передачи.
          Иногда что-то принимали, но, как мы узнали потом, ничего не доходило...
          На Лубянке маму увели в камеру, полную людей, втолкнули ее так, что
          сверточек с вещами выпал у нее из рук. Там, в основном, сидели
          нормальные люди, но были и уголовницы, и женщины легкого поведения.
          Кто-то, увидев маму, стал кричать на нее и прогонять к параше.
          И вдруг встала какая-то женщина и сказала: "Не смейте к ней так
          относиться! Не видите, что она еле на ногах стоит!" Посадила маму на
          свое место, сказав: "Отдышитесь!" Оказалось, что это была женщина из
          Черкизово, ходившая с мамой в один храм.
          Каждую ночь маму водили на допрос. Несколько раз били. А мама- все время прижмет
          руки к груди и читает: "Богородице, Дево, радуйся... ", "Батюшка, помоги!"
          Следователь допрашивает, требует назвать других людей. Мама молчит и читает
          молитвы; она была такая благообразная, красивая. И следователь как закричит:
              "Ты что сидишь, как Богородица?"

          — и бьет наотмашь по щеке... ".
          Отца тоже допрашивали каждый день,... били...
          22 декабря в день "Нечаянной Радости", сестра Валя с тетей пошли на службу,
          в прекраснейший храм свв.Апостолов Петра и Павла на Преображенке... Мы,
          остальные, болели и были дома. В это время маму вызывает следователь и говорит:
            "Ну, вот что. Ты здесь ничего не говоришь, так вот мы тебя сейчас отправим
             в такое место, где ты заговоришь".
          Что-то пишет и говорит конвоиру: "Пусть берет вещи и веди ее". Маму ведут по
          бесконечным коридорам, хлопают бесчисленные двери, они спускаются по этажам,
          открывается дверь, и вдруг — ясный день (а на Лубянке везде только электричество),
          и мама видит, что открывают ворота. Конвоир толкает ее: "Что стоишь, выходи!"
          Мама упала, ничего не может понять... Она села на какой-то приступок, сидит
          и не понимает, где она. Через полчаса таким же образом выталкивают папу,
          такого же ошеломленного.
          Не знаю, как они добирались домой без денег и в мороз... Мы выбежали на улицу:
          идут мама и папа, такие, что страшно смотреть.
          На Лубянке они пробыли месяц или полтора.
          Входят, и первым делом падают на колени перед божницей. Валя приходит из
          церкви, переступает порог — "Ах, Матерь Божия помогла!" 22 декабря — для
          нас великий праздник!"