Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX в.

(c)ПСТГУ,ПСТБИ (c) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page NIKA_ROOT INDEX Публикация Ученица праведного пастыря. Жизнеописание новомученицы Анны (Зерцаловой). М.: Приход храма Святаго Духа сошествия, 2008. 96с. Дела oc0.288 => oc0.288 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
1 Служение
    Служение
    Москва, церковь св.равноап.Константина и Елены 
    Должность=прихожанка 
    Год окончания 1937 
    Придя по совету подруги в храм, посвященный святым равноапостольным
    Константину и Елене, она встретила там выдающегося пастыря о.Валентина
    Амфитеатрова, и тогда началось возрождение души Анны Ивановны.
    Из воспоминаний А. Зерцаловой [5] "Одна из моих подруг по гимназии как-то
    случайно сказала мне, что в Кремле, в церкви "Нечаянной Радости" есть
    очень хороший священник и что многие ходят к нему. Это было сказано
    вскользь, мимоходом, но, видимо, Самому Господу угодно было спасти
    погибающую душу; мне вдруг сразу захотелось пойти в указанную церковь —
    получить благословение батюшки. Вскоре же я отправилась туда. Но первое
    впечатление было какое-то странное: я увидела обыкновенного священника
    средних лет, и только.
    По примеру прочих я по окончании всенощной подошла к нему под благословение
    и,так как мне в то время предлагали поехать домашней учительницей в
    другой город, я сразу же обратилась к нему за советом: "Батюшка,
    благословите меня поехать на место". "Я Вас в первый раз вижу: что я
    Вам могу сказать?" — послышались строгие отрывистые слова, которые
    невольно поразили меня, показав мне, насколько внимателен был пастырь,
    который среди своих многочисленных богомольцев мог сразу заметить лицо,
    впервые пришедшее к нему. Чем дальше, тем больше чувствовала я благоговейный
    страх перед ним.
    Прежде индифферентная к храму Божиему, я теперь стала стремиться туда:
    видимо, благодать коснулась моей онемевшей, застывшей души. Ледяной
    покров скуки и томления быстро стал таять под благотворными лучами
    благодати; искра Божия вновь вспыхнула, внутренний человек возродился,
    с глаз точно спала мучительная повязка". Так началось живое обращение
    Анны Ивановны к Богу и духовной жизни.
    Она стала духовной дочерью о.Валентина Амфитеатрова. Анне Ивановне
    предстояло ехать в Ярославскую губернию, куда в качестве учительницы
    рекомендовала ее родственница. Анна Ивановна попала в семью
    убежденных безбожников. Для молодой христианки жизнь в семье стала
    исповедничеством. "Сколько деликатных намеков и насмешек
    приходилось мне выслушивать по поводу моего обособленного религиозного
    настроения!" — вспоминала она.
    "Святой храм — пишет в воспоминаниях Анна — был от имения моих хозяев
    за шесть верст; приходилось ходить пешком, так как из семьи никто не ездил;
    меня тоже старались отлучить от непризнаваемого ими "хождения" в храм.
    Пост, не соблюдаемый никем, тоже заставлял меня выделяться и быть у всех
    бельмом на глазу". Слова о.Валентина "Крепко берегите сои молодые листочки",
    сказанные при благословении поехать на место, постоянно звучали в ушах
    Анны, "и, осмеянная, униженная, притча во языцех, — как она писала в
    воспоминаниях — я твердо стояла на камне духовного делания и горячо
    молила Господа простить окружающим их заблуждения, просветить их
    помраченные умы светом Божественной благодати."

    Видя нежелательное для нее настроение, мать семейства не позволяла Анне
    воспитывать детей, и потому Анна Ивановна после уроков была совершенно
    свободна. Имея время, она устроила школу грамотности в деревне, собирала
    деревенских детей и занималась с ними. "Это было для меня — как вспоминает
    Анна — большим развлечением, так как в обществе детей я освобождалась от
    тяжелых нравственных ударов и колкостей. В то же время эта школа грамоты
    неожиданно сделалась для меня якорем спасения: прежнее предубеждение и
    неприязненное отношение ко мне исчезло. Мое дело, чуждое материального
    расчета, значительно расположило в мою пользу моих хозяев; сами добрые
    и отзывчивые к нуждам других, они всячески стали способствовать прочному
    устройству этой школы." После ее отъезда начинание это не прекратилось,
    и на основе ее школы возникло училище. Деятельность Анны Ивановны по
    просвещению деревенских детей, чуждая материальной расчетливости,
    расположила в конце концов к ней ее работодателей. Ей стали готовить
    постную пищу, стали давать лошадей для поездки в храм, даже восьмилетнюю
    ученицу отпускали с Анной Ивановной. Это было особенное, небывалое доверие.
    Религиозных воззрений Анны Ивановны больше не касались и осторожно
    обходили их, как бы жалея ее и каясь в нанесенных обидах.
    Анна искренне полюбила детей, но все-таки дух окружающих людей,
    чуждых веры и любви к Господу, так был для нее мучителен, что она
    решилась написать маме, попросить ее сходить к батюшке и спросить:
    позволит ли он оставить это место. Батюшка разрешил приехать в Москву.
    К большому огорчению хозяев, теперь уже не желавших отпустить Анну
    Ивановну, мать срочно вызвала ее в Москву под предлогом своей болезни.
    Впоследствии, бывая в Москве, эти люди с большой радостью встречались
    с Анной Ивановной и остались ее друзьями.
    Анна Ивановна вернулась в Москву через семь месяцев и стала
    активной прихожанкой храма. "Оказалось — писала в воспоминаниях Анна —
    что я приехала 8 декабря, ко дню празднования образа Божией Матери
    "Нечаянная Радость". Робкая и несмелая от природы, я больше действовала
    через мою маму, которая попросила батюшку "принять ее дочь, жившую
    у неверующих" и он, к моей величайшей радости, пообещал со мной
    поговорить".

    О.Валентин помог найти ей учеников, и она с утра до вечера
    занималась с ними. Были уроки и в богатых семьях, были уроки и
    бесплатные, которые Анна Ивановна сама выпрашивала у батюшки.
    Однако вскоре Анну Ивановну ждали тяжелые испытания. Ее родственники —
    прежде всего мать, — люди светские, восстали на нее за ее строго
    церковный образ жизни: "Фи, какая гадость, ханжа, психопатка, какой
    позор благородной семье! — тонкие насмешки, одни других острее и
    жесточе, сыпались на мою голову", — таково было в семье отношение
    к строгому соблюдению постов и частому посещению храма. Как пишет
    сама мученица Анна, ее юношески-ревностное и не всегда разумное
    поведение дало повод дьяволу возбудить в ее матери сильную вражду
    к батюшке. Отец Валентин был вынужден отказать девушке в приеме
    и запретил ей подходить к нему, требуя от нее послушания матери,
    тем более, что услужливые знакомые семьи тотчас донесли бы матери,
    если бы он ее принял. По причине запретов матери, горячо любившей
    дочь, но не вполне правильно понимавшей свой христианский долг,
    два года Анна Ивановна не имела возможности обращаться к батюшке
    с вопросами и ходить к нему на исповедь, тайком бывая на его
    службах и проповедях, и даже не могла причащаться в других храмах
    так часто, как ей хотелось бы. Девушка пришла в тягостное духовное
    состояние.
    У Анны Ивановны заболели глаза и стало резко падать зрение. Однако
    девушка стыдилась пойти лечиться и считала, что если Господь захочет,
    то исцелит ее Сам. Отец Валентин грозно потребовал пойти в больницу и
    начать лечиться. Зрение постепенно возвращалось, но как снова привыкнуть
    к чтению? Строки и буквы пригали во все стороны. Вдруг батюшка поручил
    прочесть молитвы. "Я стала усиленно напрягать глаза, направляя их в одну
    точку. И о чудо! Строчки стали ровнее, буквы встали на места, и мой
    робкий голос стал боязливо читать молитвы".

    В юности Анна Ивановна не рассчитывала выйти замуж, будучи небогатой и,
    по ее мнению, непривлекательной. А о.Валентин, судя по всему, благословил
    ее продолжать целомудренную жизнь в миру, в трудах ради Бога и ближнего.
    Во всяком случае, новомученица Анна никогда не была замужем, приготовив
    свою душу к подвигу мученичества духовными подвигами чистоты и послушания.
    Почти 20 лет она духовно окормлялась у о.Валентина. Она посещала своего
    тяжело больного духовника до последних его дней. Ранее батюшка несколько
    раз говорил о ней неясные тогда ни для кого слова: "Вот мой автор...". И
    они точно исполнились, когда настало время скорбного духовного сиротства.
    В 1908г. о.Валентин скончался. Еще при жизни о.Валентина Анна
    Ивановна собирала свидетельства благодатной помощи старца, рассказы
    духовных детей. Посещая Архангельский собор, она записывала проповеди,
    произносимые о.Валентином. В 1910г., через 2 года после смерти о.Валентина,
    она издала первую книгу о нем, в которой содержалось его жизнеописание и
    описывались чудеса, происшедшие по его молитвам. До революции она издала 4
    книги о протоиерее о.Валентине Амфитеатрове (каждая книга — тиражом 1000
    экземпляров). После революции она издала 5-ю книгу о нем. Эта книга была
    отпечатана на машинке в количестве 20–25 экземпляров. Многочисленные
    почитатели о.Валентина переписывали ее и распространяли в рукописях
    /список книг и рукописей новомученицы Анны (Зерцаловой) см. в книге
    "Ученица праведного пастыря". — М.: 2008/