Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX в.

(c)ПСТГУ,ПСТБИ (c) Братство во Имя Всемилостивого Спаса
Home page NIKA_ROOT INDEX Публикация Вестник РХД. 1972. N 104-105. Дела odk.53 => odk.53 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
6
Места заключения
    Места заключения
    Коми АССР, Печерская ж.д., ст.Абезь 
    Год начала 1950 
    Месяц начала 3 
    Год окончания 1952 
    День окончания 20 
    Месяц окончания 7 
    Находясь в лагере для инвалидов Абезь у полярного круга, Карсавин написал ряд
    философских трактатов и сонетов, которые были позднее изданы за границей. В
    основе религиозно-философской системы Карсавина лежит идея всеединства.
    Религиозные взгляды Карсавина Густав А. Веттер в статье посвященной памяти
    мыслителя излагает следующим образом: "Если личность Иисуса Христа — наиболее
    совершенная индивидуальная личность, то Церковь является наиболее совершенной
    реализацией в эмпирии всеединого человечества ("Философия истории". Берлин,
    1925, с. 287). История человечества — не что иное как эмпирическое становление
    и погибание Церкви. Как для Христа, так и для Церкви существует закон
    умирания, — умирание, которое Карсавин, по-видимому, относит к чередованию
    внутри христианской религиозной культуры различных индивидуализаций: "очень
    многое говорит за то, что на смену умирающей западно-христианской ее
    индивидуализации нарождается иная, восточно-христианская или
    православно-русская, может быть, и не она одна" ("Философия истории", с. 214).
    Если эти слова допускают толкование в смысле равноправия всех христианских
    вероисповеданий, то в другом месте Карсавин утверждает, что история (в смысле
    изучения истории, исторической науки) должна быть не только религиозною;
    "необходимо пойти далее: история должна быть православною" ("Философия
    истории", с. 175). В лагере Карсавин был близок с православными священниками,
    но в последние дни своей жизни он не имел возможности встретиться с
    православным священником, и предложил православному мирянину Ванееву принять у
    него последнюю исповедь, но Ванеев посчитал, что он не готов принять эту
    исповедь, и пригласил католического священника для последнего напутствия
    умирающего Карсавина. Карсавин только исповедался, но никогда не принимал
    католичества. Кроме того, сознавая исключительную важность догмы о Триедином
    Боге, Карсавин неоднократно возвращался к вопросу о Filioque. энергично
    критикуя Filioque, поскольку в этой поправке к Символу веры видел католический
    рационализм и соответственно связывал Filioque с историческими особенностями
    Западного христианства