[back][up level][first][previous]
    Рукоположение
      мантия 
      Серафим 
      1939 
      Место Почаев, Свято-Успенская Почаевская Лавра 
      В ночь явления прп.Серафима в пещерной церкви у раки прп.Иова Почаевского
      находились чередные монахи игумен Антоний и иеромонах Иезекииль, читавшие
      акафист преподобному. О.Владимир объявил им о чудесном явлении, и те постригли
      его в мантию. Поначалу церковная власть не признала его пострига, монахи были
      наказаны, а о.Серафима лишили всех священнических наград. Только уже во время
      Великой Отечественной войны монашество его было признано. Что же касается его
      жены Марии, то она не возражала против пострига. О.Серафим хотел, чтобы она
      поступила в женский монастырь, но ввиду неустроенности дочери, матушка
      осталась в миру. С тех пор она полностью предала себя служению Богу и ближним,
      и до самой смерти вела строгую аскетическую жизнь, хотя так и не вступила на
      монашескую стезю. В начале 1941г. о.Серафим приезжал в Жировицкий монастырь и
      просил владыку Пантелеимона (Рожновского) признать его монашество и вернуть
      ему все награды. Тот сначала отказался, однако в 1942г. о.Серафим получил сан
      архимандрита и стал наместником обители архимандрит 
      1942 
    Служение
      Гродненская о., мест.Жировицы, Жировицкий Успенский монастырь 
      архимандрит 
      Должность=наместник 
      Год начала 1942 
      Год окончания 1943 
      Наместничество архимандрита Серафима выпало в нелегкое время. Он был в
      затруднительном положении: оккупантам он не сочувствовал, но как наместнику
      ему нужно было беречь свою обитель. Поэтому приходилось поддерживать отношения с
      немецкими властями. Кроме того, и советская безбожная власть не сулила ничего
      хорошего. Внешне, сохраняя связь с оккупантами, о.Серафим вызвал ненависть
      партизан. В результате ему был вынесен смертный приговор. Но привести его в
      исполнение сразу не удавалось. Одиннадцать раз приходили партизаны к его
      бывшей жене, забирали все, что попадалось под руку, один раз ее чуть не убили.
      Однажды он чуть было не был осужден и немцами. Одной полячке, жившей в
      Жировицах, он сказал, что Польша еще будет, ее не раздерут. Эта женщина
      работала тайной осведомительницей в гестапо и донесла на наместника. Его
      вызвали и хотели арестовать. Вероятно, при этом его избили, поскольку о.Серафим
      после этого до самой смерти болел. Но все же его отпустили. Что касается
      местных жителей, то до сих пор они говорят о нем с большой любовью, отмечая
      при этом у него дар прозорливости. О.Серафима предполагали посвятить в
      епископский сан. Но не более чем за месяц до наречения он заказал себе гроб,
      притом поторапливал с его изготовлением. 13 или 14 июля архимандрит приехал в
      Слоним навестить дочь. Приглашал ее с мужем заехать к нему на следующий день в
      Жировицы, заметив при этом, что уже десять дней, как для него готов гроб.
      Долго прощались, как напоследок