Новомученики и исповедники
Home page NIKA_ROOT INDEX ГодСмерти 1981 Дела oki.14 => oki.14 Фотографии
1 Фотоальбом Фотоальбом oki-2.jpg Дела oki.2 => oki.2 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
3
Места проживания
    Места проживания
    Москва, при церкви Рождества Христова в Филях 
    Год начала 1945 
    Год окончания 1947 

    Архимандрит Иоанн (Крестьянкин), как сообщается в воспоминаниях о нем ("Память сердца" Т.С.Смирновой), называл старца Иоанна (Соколова) своим духовным отцом. О.Иоанн Крестьянкин в середине 1940-х гг. служил (еще белым священником) в храме Рождества Христова в Измайлове. Из статьи Нины Павловой, духовной дочери архимандрита Иоанна Крестьянкина [4]:
        
    "Однажды батюшка Иоанн благословил меня собирать материалы о последнем
         оптинском старце — игумене Иоанне (Соколове) и передал мне уже
         записанные воспоминания о нем...
         А познакомились они так. Однажды прихожане рассказали молодому
         священнику Иоанну, что в Москве появился оптинский старец, только что
         освободившийся из тюрьмы. Но старец ли это или очередной самозванец?
         Свято место пусто не бывает, и в годы, когда томились по лагерям
         видные пастыри нашей Церкви, появились самозванцы-чернокнижники,
         выдававшие себя за "прозорливых старцев" и даже "пророков". Под видом
         старца мог, наконец, скрываться агент-провокатор, завербованный НКВД.
         Съездить на разведку к старцу вызвалась Ольга Воробьева, духовная дочь
         о.Иоанна (Крестьянкина), и батюшка составил для не хитрый вопросник.
         Что это были за вопросы, Ольга Алексеевна с годами забыла, но
         запомнила, как батюшка наставлял ее: если игумен ответит на вопросы
         так-то и так-то, значит, это подлинный старец. И тогда пусть попросит
         старца, чтобы и он мог приехать к нему...".
    Из рассказа Ольги Алексеевны Воробьевой:
         "Мы поехали с Параскевой в трамвае, она показала мне еще из окна:
             "Вот видишь, на огороде беленькая избушка, там живет отец игумен Иоанн".
          Избушка стояла в конце двора дома священника, великолепного красного
          кирпича, находящегося около храма. Хозяин дома — настоятель храма —
          отсутствовал, его взяли в ссылку, дома была его матушка Анисия и три
          дочки-девы. Матушка приняла нас с радостию, показала горницу с золотым
          иконостасом (икон много, и все, как живые), кухню с возженными
          лампадами и через сени провела в открытый двор, в конце которого
          справа — комнатка.
          Я только хотела порожек переступить, а старчик Иоанн открывает дверь и
          говорит:
               "Олюшка приехала, да сомневается, не бойся, проходи, радость
               моя! А отец-то Иоанн, отец-то Иоанн! — какие хитрые вопросы придумал!"
          И высказал его слова и мои мысли.
          Я сначала подумала, что Паня, спрашивая о моем приезде, произнесла мое
          имя, но, вдруг услышав все, что говорил мой духовный отец, воспрянула
          духом.
          Пересказал старец все эти хитрые вопросы и потом добавил:
            "А отцу Иоанну скажи — пусть приезжает, благословляю".
          Лицо старца Иоанна сияло какой-то необыкновенной улыбкой, и всем он
          говорил "детки мои". Одет был в рубашку, белую, сурового полотна,
          опоясан вышитым поясом и кистями.
          Он угощал нас чаем. "Ну, отцу... скажи, пусть приезжает, благословляю".
          И моей мамочке разрешил приехать.
          Я приехала домой с великою радостию и воодушевлением. Это было,
          наверное, в 1946 или 1947 году. Потом старец переехал в Удельную.
          Мы ездили к нему с мамой и получали утешение"
    Так встретились два великих старца нашего времени. Молодой батюшка Иоанн всего себя отдавал людям, временами даже с излишней ревностью, игумен Иоанн частенько говорил ему:
        "Ванечка, будь посамолюбчивее". Но он же предостерегал его и от другого рода искушений:
        "Ванечка, не будь везде хозяином". Отец Иоанн (Крестьянкин) был тогда молод, горяч и, возможно, излишне доверчив. Старец однажды попросил передать о.Иоанну следующее:
         "Ванечка! Прошу и молю, не давай за всех поручительства". А на просьбу о.Иоанна благословить его уйти в монастырь старец ответил так:
         "Куда в монастырь? Там везде сквозняки". Так за несколько месяцев до ареста о.Иоанна Крестьянкина старец предсказал ему, что дело на него уже написано, но только отложено до мая. И перед маем, 30 апреля 1950г., о.Иоанна (Крестьянкина) арестовали. За игуменом Иоанном была установлена слежка. Из сообщений доносчика:
       "К игумену Иоанну (Соколову) опять приходил Иван Крестьянкин и рассказывал,
        что к ним в храм назначили нового настоятеля".
       "Да это же Шверник и Молотов в одном лице,
    — отозвался старец о новом настоятеле и добавил:
       — Пишут, пишут, уже много написали".
    Следующая запись доносчика сделана в день ареста о.Иоанна (Крестьянкина). В этот день, как подслушал доносчик, о.Иоанн должен был приехать к старцу, но не приехал. Ждали его до ночи, а потом старец сказал, что "Ванечку уже взяли". И доносчик записал слова старца, сказанные им тогда об арестованном о.Иоанне:
        "Он же как свеча перед Богом горит!" А еще старец говорил об о.Иоанне: "Дивный батя! Постник, как древние". Игумен Иоанн оказал на архимандрита Иоанна Крестьянкина большое влияние. Архимандрит Иоанн впоследствии называл игумена Иоанна (Соколова) "профессором Небесной Академии"

(c) ПСТГУ