Новомученики и исповедники
Home page NIKA_ROOT INDEX ГодСмерти 1964 Дела o07.232 => o07.232 ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ
5
Служение
    Служение
    Полтавская о., Диканьский р., с.Матвеевка, Спасо-Преображенская церковь (бывшая скитская церковь Велико-Будищанского женского монастыря) 
    иеромонах, игумен 
    Должность= настоятель 
    Год начала 1951 
    День начала 29 
    Месяц начала 8 
    Год окончания 1962 
    Месяц окончания 3 
    Матвеевский Спасо-Преображенский скит Велико-Будищанского Свято-Троицкого
    женского монастыря возник в 1890-х годах невдалеке от главной обители, за Ворсклой,
    на участке земли, окруженном малопроходимыми болотами.
    Сначала здесь возвели Спасо-Преображенский храм, потом построили мастерские,
    на искусственно насыпанной почве и привозной воде взрастили сад, упорядочили
    овощные грядки.
    В ските с конца 1920-х до начала 1960-х годов находился чудотворный
    образ Владимирской Божией Матери.
    Малодоступность и отдаленность скита способствовали тому, что после закрытия
    Велико-Будищанской обители в 1923г. тут продолжалась монашеская жизнь.
    С 1922 по 1938 год Спасо-Преображенский храм скита являлся единственным
    духовным оазисом в округе.
    Церковь получила статус приходского храма и объединила богомольцев из 24-х
    закрывшихся приходов.
    В 1938г. после ареста и ссылки настоятеля храма о.Иоанна Андриевского церковь
    была закрыта.
    Около двух лет в ее помещении устраивали колхозное хлебохранилище,
    но при этом матвеевчане старались не повредить святыню.
    Все тяжелые 1930-е годы это святое и благословенное место молитвенно
    оберегали всего три матушки.
    В годы Великой Отечественной войны жизнь скитка возобновилась.
    Люди крестились десятками, по несколько пар венчались одновременно.
    Скит пополнился многими вернувшимися или вновь поступившими сестрами.
    Обитель стала духовным пристанищем для страждущих людей.
    Богородица охраняла избранный Ею удел, являя при этом различные чудеса,
    через Свой чудотворный образ оберегала это место и всех его насельников.
    Военные раны скит залечивал долго. Зияющие дыры заткнули соломой.
    На восстановление храма, несмотря на голод, собирали пожертвования продуктами,
    которые затем обменивали на стройматериалы. Отремонтировали сторожку для
    14 сестер, обновили церковь.
    До 1951г. настоятелем служил о.Константин (Петровский).
    С момента прихода в 1951г. великого молитвенника и подвижника о.Иоанна (Котляревского)
    началась новая яркая страница в истории скита.
    Скромный и простой священник был первоначально принят матушками радушно,
    но затем последовало для него от них великое испытание.
    К тому времени небольшая сестринская община, ютившаяся в Матвеевской обительке,
    составляла 14 человек и руководствовалась опытной регентшей — монахиней
    Ермионией (Гребенюк). Последняя наладила прекрасное пение, но не принимала
    на клирос новых певчих, а тем более из мирян.
    Это вызвало ревность в сердцах недоброжелателей и последовали намеки, чтобы
    монашествующих перевести в Крестовоздвиженский монастырь, к которому была
    приписана их небольшая община.
    Настоятельница Крестовоздвиженской обители, игумения Флавиана, которая опекала
    скитских сестер, благословляла пострижение их в мантию, сама посещала скит.
    Но скитские монахини боялись покидать родной уголок, при этом подозревая в
    планируемом переводе новоназначенного о.Иоанна, и, в то же время, прося его
    помощи.
    Но никакие батюшкины ходатайства и просьбы как к духовному руководству в лице
    Владыки Палладия, так и к уполномоченному по делам религий, не помогли.
    На Троицкой неделе 1952г. монахини перешли в Крестовоздваиженский монастырь.
    Но свято место не бывает пусто. Господь наполнил его прихожанами, в короткие
    сроки организовался прекрасный хор.
    Мало того, посещаемость храма увеличилась, и теперь уже не сестры,
    а сами миряне усердно позаботились о его содержании и капитальном ремонте.
    В церкви перестлали полы, укрепили стены, перекрасили крышу.
    Заново перестроили сторожку, выкопали прекрасный колодец.
    Отец Иоанн собственноручно окрасил храм внутри масляной краской, украсил его
    надписями из Священного Писания, обновил иконостас.
    Скит пережил хозяйственное возрождение и духовный подъем.
    Незаурядная личность батюшки, чинное богослужение, деятельная активность
    прихожан прославили Матвеевский скиток.
    Из рапорта благочинного Полтавского округа протоиерея Иоанна Волкова
    от 26.10.1954г. об о.Иоанне:
         "...Иеромонах Иоанн поведения примерного. Начитан в богословской и
         аскетической лмтературе, к проповеданию Слова Божия усерден и способен.
         Благоговеен, скромен. Живя при церкви, находящейся далеко от прихода,
         (в "скитку") считает, что такая обстановка ему, как монаху, и прилична,
         и люба, и потому переменять место своей службы не хотел бы...".
    Приход игумена Иоанна стал благодатным оазисом, опекавшим не только окрестные
    села, но и достаточно далекий люд.
    Жители окрестных сел хоть иногда питались крохами духовной трапезы, столь
    обильно подаваемой в храме, издали видя храм, слыша колокольный звон,
    оттаивали сердцем. Одно осознание того, что на скиту идет служба и о них
    молятся, вливало в души этих людей какое-то спокойствие и отраду.
    Кроме того, ежегодно в пост о.Иоанн отправлялся по окружным селам и хуторам
    "с молитвой". При этом он совершал Таинства, проводил миссионерскую работу,
    да и просто с гостинцами навещал стареньких и немощных, не имеющих возможности
    самим приходить в храм.
    К нему массово потянулись люди даже из Полтавы.
    В годы притеснений религии сотни богомольцев находили истинное утешение
    в Спасо-Преображенском храме у о.Иоанна, а его безбоязненные проповеди укрепляли
    их в истинной апостольской вере.
    В 1958г. во времена Хрущевских гонений на Церковь в Областном Совете начали
    собирать материал по так называемому "делу скитка", сначала словесно, а затем
    письменно.
    Последовали запрещения на хождения "с молитвой", крестины на дому, отпевания
    на кладбище, посещение храма детьми. Обязали заканчивать богослужения к восьми
    часам утра и запретили колокольный звон.
    Затем появились претензии к настоятелю церкви о.Иоанну, основанные на якобы
    незаконной прописке на скиту трех монахинь и касающиеся устроенного
    батюшкой Иоанном небольшого приюта для богомольцев.
    Откровенно циничные действия уполномоченного по делам религии закончились
    снятием о.Иоанна с прихода и официальным закрытием храма.
    30 июля 1961г. совершилась последняя Божественная литургия.
    Служба затянулась до трех часов, ибо сотни богомольцев прибыли на общую молитву.
    По воспоминаниям старожилов, когда батюшка Иоанн произнес прощальную проповедь,
    — душевные стенания и горькие слезы мужчин и женщин огласили стены храма...
    Умолкли церковные песнопения, прекратилась благодатная скитская жизнь.
    Но не умолкли людские разговоры и не прекратились ходатайства за возвращение
    священника и возобновление богослужений.
    Семь месяцев прихожане пытались пробить брешь в стене беззакония,
    "стучали" во все инстанции, тормошили местную власть, даже ездили в Москву.
    Уполномоченный "кормил" их надеждами, а сам упорно и последовательно завершал
    свое черное дело.
    28 марта 1962г. были перекрыты переправа и все дороги, ведущие в скит.
    Грузовик с 28 представителями Диканьского Райисполкома подкатил к храму.
    Они заявили о снятии церкви с регистрации и передаче здания под детский дом
    отдыха.
    Началось изъятие имущества. "Делатели" в шапках зашли в храм и начали
    торопливо собирать утварь в сундуки. Хоругви рубили пополам, иконы грузили
    в самосвал. Прикрыв все изъятое коврами, уехали в Диканьку. Ящики выбросили в
    чайной, иконы — в гараже МТС.
    На следующий день платки, покрывала, ковры и прочее "по дешевке" продали в
    магазине.
    Покойный отец Антоний (Нестерук) рассказывал, как поздним вечером
    в марте 1962г., к нему в Диканьку, где он тогда служил, приехал отец Иоанн.
    Он просил найти доверенных людей, имеющих доступ в гараж МТС, — дабы
    забрать оттуда напрестольные кресты, чашу и мощевик с частицами святых мощей
    (последний был некогда святыней Велико-Будищанского монастыря, а затем вместе
    с чудотворным Владимирским образом Божией Матери находился в скиту).
    Милостью Божией одна прихожанка упросила своего сына Ивана (сторожа гаража)
    сделать это доброе дело. Но удалось спасти только кадильницу, Евангелие
    и 4 напрестольных креста; остального не нашли.
    О.Иоанн не единожды ходатайствовал о передаче икон в любой храм, лишь бы
    они уцелели. Но судьба святынь так и осталась до конца не выясненной.
    По одной из версий, их сожгли в котельной диканьского клуба, по другой
    — куда-то вывезли.
    Духовная дочь игумена Иоанна вспоминала, что мудрый батюшка еще до закрытия
    скита, предчувствуя его роковую участь, ездил с ней, как с внучкой, в Москву
    и в Киев. Они ходили по картинным галереям и музеям, о.Иоанн вел переговоры с
    руководством, предвидя, что только в запасниках государственных музеев
    бесценные скитские святыни смогут сохраниться для грядущих поколений.
    Известно, что многие образы о.Иоанн подарил настоятелю Петропавловской церкви
    Полтавы протоиерею Владимиру Рыбальченко, и так они сохранились в этом храме
    по сей день.
    Мудрый пастырь предвидел трагические события и собственные гонения,
    и накануне закрытия обители передал чудотворный Владимирский образ Божией
    Матери на тайное хранение в добрые руки — члену церковного совета Ивану
    Ивановичу Максимовичу, жившему на ближней к скиту окраине села Матвеевка.
    Трагическая развязка судьбы скита вызвала среди людей волнения.
    23 апреля 1962г. с опустевшего храма сняли кресты, иконостас обрушили,
    а затем со всем остальным отправили в Диканьку.
    Власти планировали открыть в скиту дом отдыха, но комиссия признала место
    "не соответствующим оздоровительным целям".
    Колхоз также затруднялся относительно использования храма под хозяйственные
    нужды, — складских помещений у него хватало и без этого.
    Решили храм разобрать. Долго искали плотников для этого мероприятия.
    Матвеевцы отказывались, согласились жители с.Милорадово. Сначала сорвали крышу,
    затем ломами и топорами принялись крушить стены. Здание оказалось на удивление
    прочным, гвозди — как вчера забитыми, постройка была рассчитана на века.
    Дерево свозили на колхозный бригадный двор, и внутренняя обшивка со священными
    надписями использовалась для устройства яслей скоту и свиньям.
    Много материала грудами разбросали по скитскому кладбищу.
    Долго еще на этой бесформенной куче остатков копались жители Матвеевки,
    вырывая самые глубокие камни фундамента и собирая куски досок для своего
    хозяйства, жители спешили выбивать стекла в сторожках, вынимали рамы,
    вытаскивали плиты и изразцы печей.
    Устоявшая в лихолетье войны и не уничтоженная снарядами церковь не уцелела в
    погибла от рук людей, проникнутых непостижимой враждой к Богу...
    Игумен Иоанн (Котляревский) до последней минуты остававался великим подвижником
    благочестия и безупречным исповедником православия.
    Спасо-Преображенский скит умолк. Но место — свято... Те, кто ощущал в нем
    веяние небесной благодати, не забывают его. Ежегодно приезжают на это место богомольцы.
    Проходят Крестным ходом, служат молебен, устраивают братскую трапезу.
    На месте бывшего алтаря поставлен деревянный крест.
    Чудотворная Владимирская икона Божией Матери до 1995г. считалась утраченной,
    но в конце 2002г. была привезена в Полтавский Свято-Макариевский кафедральный
    собор. Поток разных чудотворений от святыни никогда не прекращался
(c) ПСТГУ